Бартоломеу Диаш. В поисках Индии

«Я совершил бросок на юг и дал миру бесценную надежду…»
Бартоломеу Диаш

Ко второй половине XV в. войны с маврами опустошили казну Португалии. Вдобавок все торговые пути проходили мимо страны, из-за чего она была исключена из мировой торговли. Единственным решением этой проблемы стали поиск и открытие новых маршрутов. Взоры португальцев обратились на Восток, к стране пряностей и богатств — Индии.

Бартоломеу Диаш
Португальский мореплаватель Бартоломеу Диаш (1450–1500 гг.)

Если бы удалось добраться туда морем, Лиссабон знатно поправил бы свое положение (возить товары по суше было долго, накладно и небезопасно — на купцов то и дело нападали грабители). Гипотеза о том, что Атлантический, и Индийский океаны соединяются «где-то там, за Африкой», не давала покоя португальскому королю. Нужно было рисковать, пока инициативу не перехватили конкуренты.

Бартоломеу Диаш вошел в историю географических открытий как самый гуманный первоискатель. При встрече с туземцами он вел себя как гость, а не хозяин, чего нельзя сказать о его последователях. Аборигенов одаривал специально припасенными для этого вещами, если же видел, что люди настроены воинственно, просто уходил. Тем не менее на его счету есть жертва: во время нападения туземцев Диаш пустил стрелу и убил одного из них.

Подготовка

Возглавить экспедицию по поиску морского пути в Индию поручили Бартоломеу Диашу. Он отличался неторопливостью, любил продумывать все до мелочей, поэтому к походу готовился целых 10 месяцев. В распоряжение Бартоломеу поступили опытнейшие португальские моряки, кроме того, король предоставил ему две каравеллы и одно транспортное судно с припасами. В начале августа 1487 г. экспедиция покинула Лиссабон и отправилась в неизвестность.

Генрих Мореплаватель
Идея открыть водный путь в Индию возникла у Генриха Мореплавателя, сына короля Жуана I. Несмотря на прозвище, он ни разу не выходил в море, так как страдал от качки

Вдоль африканских берегов

Первое время суда шли проторенной дорогой: португальские мореплаватели уже добирались до широты устья Конго, поэтому кое-какие сведения о данном участке пути имелись. Тем не менее на материк странники сходили только для того, чтобы пополнить запасы питьевой воды, контактов с аборигенами они избегали. Чем дальше суда продвигались на юг, тем пустыннее и опаснее казались берега. Когда экспедиция пересекла Южный тропик, корабли попали в полосу густого тумана — возможно, именно из-за него Диаш и не заметил, как проплыл мимо устья великой реки Оранжевой.

Маршрут экспедиции Бартоломеу Диаша
Маршрут экспедиции Бартоломеу Диаша

Шторм

У берегов Намибии экспедиция попала в сильнейший шторм. Чтобы обойти его, Диаш приказал отклониться от курса и выйти в открытое море. План сработал: каравеллы сильно потрепало, но они остались целы. Однако это оказалось единственной хорошей новостью. Когда буря утихла, моряки пришли в ужас: суда далеко отнесло от проложенного маршрута, а берега не просматривались ни с одной из сторон.

Путешественники 13 дней не видели земли и заранее считали себя погибшими. Сначала они шли на восток, затем на север, когда, наконец, на горизонте показался долгожданный берег — бухта, где сегодня находится курортный городок Моссел-Бей. За пеленой шторма Диаш и его команда не заметили, как сделали невероятное — обогнули Африку с юга, доказав тем самым, что Атлантический и Индийский океаны соединены между собой.

падраны
На открытых землях португальские мореплаватели устанавливали падраны ― столбы, увенчанные крестом и украшенные португальским гербом. На них писали, кто и когда обнаружил данное место. Столбы чаще всего делали из камня, чтобы продемонстрировать, что Португалия закрепляет эту территорию за собой на века

Бунт на корабле и мыс Бурь

Заметив, что материк оказался слева, а не справа, как было раньше, мореходы осознали, что произошло. Диаш загорелся идеей плыть дальше, но команда остудила его пыл: суда основательно потрепало, припасы заканчивались, начались голод и цинга. Измученные матросы пригрозили Бартоломеу бунтом, если он не повернет назад. Диаш выторговал еще три дня плавания, но этого времени, увы, оказалось недостаточно, чтобы достичь желанной Индии. Крайней точкой маршрута португальцев стало устье большой реки, которую назвали Риу-ди-Инфанти. После этого экспедиция повернула назад.

Реплика каравеллы Бартоломеу Диаша, выставленная в музее города Моссел-Бей, ЮАР
Реплика каравеллы Бартоломеу Диаша, выставленная в музее города Моссел-Бей, ЮАР

По пути домой Диаш совершил открытие, принесшее ему известность. Он достиг крайней юго-западной точки Африки и нарек ее мысом Бурь. Позже король Жуан I переименовал крайний пункт в мыс Доброй Надежды — надежды на то, что путь в Индию все-таки будет открыт.

Сказочная Индия без конца манила к себе европейцев. Во времена Бартоломеу Диаша, пожалуй, не осталось мореплавателя, который не горел бы желанием добраться до заветных берегов. И причин на то было огромное множество. Здесь культивировали душистые растения (имбирь, гвоздику, мускатный орех, перец), которых в Европе еще не знали. В Старом Свете их использовали для хранения и обеззараживания продуктов.

Памятник Бартоломеу Диашу в Кейптауне, ЮАР
Памятник Бартоломеу Диашу в Кейптауне, ЮАР

Почему европейцы стремились в Индию

В Индии можно было обзавестись предметами роскоши, стоившими целое состояние: шелком, слоновой костью, драгоценными камнями.

Восточная страна славилась своими лекарями, которые использовали неизвестные европейцам лекарства: алоэ, валериану, камфару, асафетиду.

В Старом Свете в моде были сады и парки, а апельсиновые, лимонные и другие деревья из Индии как нельзя лучше подходили для их обустройства.

Мыс Доброй Надежды
Мыс Доброй Надежды, возле которого сливаются Атлантический и Индийский океаны. Долгое время считалось, что мыс Доброй Надежды ― самая южная точка Африки. Когда материк перемерили более детально, выяснилось, что он заканчивается мысом Игольным. Однако известность последнего меркнет по сравнению со славой своего именитого «соседа», который ежегодно посещают толпы туристов